25.07.2013

Так готова Россия к информационному противоборству или нет?

Про отношение к кибервойнам в РФ я уже писал неоднократно (тут, тут и тут). Сначала это было скорее негативное отношение. После активного вовлечения Рогозина и Шойгу в этот процесс появилась некоторая надежда. Сначала замначальника Генштаба выступил на последнем Инфофоруме с очень неплохим докладом, показывающим понимание проблемы. Потом появилась информация что одно Минобороны РФ объявило тендер на исследования в сфере информационной безопасности. Среди прочего вооруженные силы РФ заинтересовались "методами и средствами обхода антивирусных систем, средств сетевой защиты, средств защиты операционных систем". В марте Рогозин заявил о создании киберкомандования, а совсем недавно Шойгу заявляет о создании "научных рот" и привлечении талантливых программистов в Вооруженные Силы.

5 июля Путин провел заседание Совета Безопасности, где, среди прочего, говорил о милитаризации киберпространства и необходимости быть готовым к отражению киберугроз. В частности Президент заявил, что необходимо "повысить уровень защиты соответствующей инфраструктуры, прежде всего информационных систем стратегических и критически важных объектов". Среди первоочередных задач названо военное планирование. Безусловно важнейшая задача. И вот вчера она стала реализовываться - Президент подписал Указ №631 "Вопросы Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации", в котором явно говорится о том, что теперь именно Генштаб отвечает за подготовку и представление Президенту плана информационного противоборства.

Кстати, в последней редакции Национальной стратегии кибербезопасности, готовящейся в Совете Федерации, также веден термин "кибервойна"; как и термин "кибероружие". Вроде бы все хорошо. Президент, вице-премьер, министр обороны (ну и еще некоторые не столь явные, но высокопоставленные чиновники) заявили о необходимости готовиться к кибервойнам. Но вот дальше...

23 июля Президент подписал закон 208-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам антитеррористической защищённости объектов". По идее, есло сложить слова Путина о защите критически важных объектов от кибернападений и появление нового закона, можно было бы сделать вывод о том, что в новый закон должны быть внесены изменения именно в части антитеррористической защищенности и в информационном пространстве. Но... в подписанном законе ни слова об кибертерроризме!

Ну может просто не успели внести необходимые изменения? Все может быть. Но только если бы это было единственным пятном. Так нет. Помните я писал про созданный в начале года Фонд перспективных исследований? Тогда я предположил, что фраза Рогозина о том, что надо учитывать не только угрозы прошлого, но и угрозы будущего, и горизонт планирования новых угроз должен составлять 30 лет. Я наивно полагал, что в Военно-промышленной комиссии понимают о том, что помимо ядерного оружия и иных видов вооружений сбрасывать со счетов кибервойны не стоит. Каюсь, был наивен.

Недавно прочитал доклад Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ "Фонд перспективных исследований в системе оборонных инноваций". В нем перечислено то, как должны развиваться научно-техничские разработки оборонного назначения. По идее и информационному противоборству должно было быть найдено место в этом отчете. Ан нет. В список попали:
  • биоинженерия человека (органы для трансплантации, искусственная кровь, криоконсервация, реанимационный робот),
  • биотехнологическое производство материалов и топлива,
  • интегрированные сетевые технологии и разумные сети управления,
  • транспортные системы (гиперзвуковой самолет, экраноплан, конвертоплан),
  • энергетика (линейные генераторы, редокс-аккумуляторы),
  • военная робототехника (глубоководные аппараты, высотный беспилотный разведчик, транспортный робот-мулькоптер, автоматизированный грузовик, патрульный робот, экзоскелет).
Более подробно этот отчет проанализирован тут. Я же хотел коснуться только третьего пункта. По идее это то, что у иностранцев называется C4I (command, control, communications, computers, and intelligence). Т.е. информационные технологии для поддержки процесса ведения войн. Это не то, чтобы плохо, но явно недостаточно. Тут подразумевается, что ИТ - это важный, но всего лишь сопутствующий механизм. Кибервойны как самостоятельное направление у нас почему-то не рассматривают серьезно. И даже об атаках на критические инфраструктуры говорят, но реально к ним готовятся мало. Как минимум, на уровне планирования, о важности которого говорил Путин. Т.е. опять хаотические движения без четкого плана... В какой-то момент это аукнется ;-(

ЗЫ. Кстати, осенью готовится принятие некоторых нормативных актов по теме безопасности критических инфраструктур.

1 коммент.:

Алексей Шабалин комментирует...

Невольно вспоминается сюжет какого-то из эпизодов игры Call Of Duty, где русские напали на США, предварительно отключив их систему противовоздушной обороны и с успехом захватили восточное побережье США. Мне кажется нашим генералам нужно показать этот эпизод)